Воскресенье 18 Ноябрь 2018

Шлепнул по попе – сел в тюрьму?

В Государственную Думу подан на рассмотрение законопроект, предусматривающий введение повышенной уголовной ответственности за избиение несовершеннолетних.

Автор инициативы, депутат ЛДПР Дмитрий Савельев, предлагает поправить уголовные статьи «Побои» и «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», чтобы под них гарантированно попадали родители, поднимающие руку на ребенка. Отвечает ли законопроект интересам семьи и ребенка, - рассуждают эксперты.

 

Законопроект готовят непрофессионалы

Татьяна Скляровадоктор педагогических наук, доцент, заведующий кафедрой социальной педагогики Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета:
- Даже с точки зрения подготовки документа эта мера совершенно неадекватна. Во-первых, обсуждаемый законопроект внесен человеком, не имеющим к проблеме никакого отношения. 

Его автор – Дмитрий Савельев, депутат Госдумы от фракции ЛДПР и заместитель Председателя Комитета ГД по финансовому рынку. Спрашивается, почему человек, специализирующийся по финансам, внезапно обращается к совершенно непрофильной для себя области?

Во-вторых, к этому законопроекту есть два очень веских и профессиональных отрицательных отзыва: от заместителя председателя Правительства С. Приходько и заместителя председателя Верховного суда А. Толкаченко. В частности, в отзыве зампреда Верховного суда указывается на недостаточную обоснованность законодательной инициативы. Вывод о необходимости ужесточения ответственности может быть сделан только на основе анализа действующего законодательства и применительной практики, а также подтвержден статистическими данными.

Если отбросить казенный слог, пояснительная записка, прикрепленная к законопроекту депутата Савельева, не выдерживает никакой критики. Ее главный аргумент – это ссылки на статьи в СМИ соответствующей тематики. Нет ни статистических данных, ни подробного анализа, ни пояснения, как существующее законодательство защищает избиваемых детей. Депутаты с пугающей периодичностью предлагают совершенно необоснованные проекты.

В отзыве зампреда Правительства совершенно аргументированно указано, что действующее законодательство гораздо четче и лучше защищает права детей, нежели предложенная инициатива.

На самом деле, уже этих два официальных отзыва, размещенные на официальном сайте, говорят о том, что законопроект необоснован и рассматриваться дальше не может. Непонятно, почему он включен в декабрьскую повестку ГосДумы. Видимо, все дело в неповоротливости бюрократической машины, которая может противоречить самой себе.

Подытоживая, можно сказать, что в юридическом плане законопроект не проработан, идет вразрез с уже существующим законодательством и не имеет никаких оснований для того, чтобы подменить собой уже имеющиеся меры.

Подобного рода инициативы возможны потому, что у нас практически нет взвешенной статистики по случаям насилия над детьми, которые попадают в поле зрения правоохранительных органов. Нет статистики о процентном соотношении выявленных и рассмотренных в судебном порядке актов избиения несовершеннолетних; нет анализа, чем это оборачивается для мучителей. 

Поэтому и появляются такие инициативы, основанные в большинстве своем на материалах СМИ. А эти статьи бывают и невыверенными, и полными преувеличений, и попросту неадекватными.
Подготавливать законопроект на «горячую» тему только потому, что в СМИ об этом много пишут – несерьезно. Нужен глубокий анализ на основе актуальной статистики, только тогда он может превратиться в адекватное предложение.

 

Запрет физического насилия не снимет проблемы насилия психологического


Психолог Глеб Слобин:
- Появление подобного рода инициативы выглядит, признаться, довольно нелепо. Как если бы врач в больнице, вместо того, чтобы лечить больного, начал бы кричать на него, топать ногами, махать кулаками и угрожать карцером, если он немедленно не выздоровеет. Но нельзя же требовать от больного человека, чтобы он не жаловался! Или от пациента со сломанной ногой – чтобы он тут же сплясал вприсядку! Насилие над детьми – это проблема, беда, которую надо исцелять, а не наказывать.

Да, конечно, взрослые несут полную ответственность за то, что они делают со своими детьми. Но задача государства – помочь им в несении этой ответственности, а не занести над ними угрожающий кулак. Как можно ужесточать ответственность, видя семьи, в которых одна измученная мама от бессилия срывается на своих детей? В семьях, где родители выпивают, где у них нет работы, нет даже опыта нормального воспитания. Увы, не хватает мер, которые были бы направлены на то, чтобы научить родителей быть родителями, помочь им наладить климат в семье. Зато репрессивных мер хоть отбавляй.

Предложенная инициатива, на мой взгляд – абсолютно излишняя. Сейчас уже у соответствующих органов (МВД, Служба опеки и попечительства) достаточно инструментов для того, чтобы нерадивых родителей принудить к выполнению своих обязанностей. Но от репрессий результатов не будет, разве что Малахову снова найдется, о чем поговорить на Первом канале в «Пусть говорят». А мы послушаем, поахаем, повозмущаемся… но на этом все и закончится.

Нужно не казнить, а помогать семье существовать. Обучать будущих родителей, начиная со старших классов школы. Сделать «школы для родителей», семейные центры доступными, распространенными, модными, в конце концов. Только такая профилактика позволит сократить количество случаев насилия над детьми в семье.

Кроме того, мы снова упираемся в юридическую непроработанность вопроса. Будут ли приравнены друг к другу шлепок по попе и настоящее избиение? В нашей культуре воспитания существуют меры физического наказания детей, которые считаются более-менее приемлемыми и не приравниваются к жестокому обращению с ребенком (если они не являются единственным методом воспитания в арсенале родителей). От шлепка и подзатыльника до избиения – путь длинный. И, скорее всего, нормальные родители этот путь никогда не пройдут. Прямой взаимосвязи «сегодня дал шлепок - значит, завтра изобьет до синяков» не существует.

От психологического насилия над детьми, когда родители на ребенка кричат или унижают, обзывают его, такой законопроект тоже вряд ли застрахует. Хотя бы потому, что непонятно: кто будет оценивать степень психологического насилия? Если ребенку сказали «дурак» - это подлежит наказанию? А если высказались в духе «а вот мой оболтус»? 
Психическое насилие может даже неосознанно увеличиться, если родитель будет сдерживаться физически не из любви к ребенку, а из-за страха уголовной ответственности.

Кто будет проводить грань между тем, что подлежит наказанию и тем, что не подлежит? Нет критерия, значит, откроется простор для интерпретаций, а учитывая наши условия – для произвола и неоправданного вмешательства в жизнь семьи, которое может привести к ее распаду. А это может принести неизмеримо больший вред ребенку.

 

Если законопроекту дать ход, он приведет к появлению презумпции виновности


Священник Максим Обухов, руководитель православного медико-просветительского центра «Жизнь»:
- Предложенная инициатива - избыточна и перекрывает существующие нормы. Сейчас и так контроль государства над воспитанием детей излишен. Эта тема педалируется СМИ, в которых появляются многочисленные взбросы, касающиеся насилия над детьми в семьях. Но если такая мера будет введена, то мы вступим на очень скользкую почву, потому что у нас пока что нет достаточной юридической базы для подобных законопроектов.

Все мы хорошо понимаем, что значит «бить». Но с юридической точки зрения – это непроясненный термин. Ведь в это понятие может войти как символический шлепок, символическое наказание, так и настоящее избиение, до синяков и переломов, с причинением действительного вреда здоровья.

Ясно, что это совершенно разные методы воздействия на ребенка. И что же получается? Безобидные и криминальные действия ставятся на одну доску. Если законопроект будет принят – они могут попасть под одно определение, с понятным следствием: обычный шлепок и зверские побои будут преступлением с жестоким наказанием.

Этот законопроект даст новые рычаги чиновниками, которые смогут врываться во внутреннюю жизнь семьи. И оправдаться родителям будет очень сложно. Был это шлепок или было это избиение, или ребенок вообще все придумал: в этих случаях появится презумпция виновности.

Семья и родные родители – это самое безопасное место для ребенка. Я, конечно, имею в виду полные благополучные семьи, где есть родной отец, родная мать. Это самое лучшее, идеальное поле для развития и воспитания ребенка. Все-таки большинство случаев жестокого обращения с детьми происходит за границами нормальной полноценной семьи. Ребенка, скорее, ударит не родной отец, а сожитель матери, посторонний человек, другой ребенок. Проще подвергнуться насилию в школе, на улице, даже в лифте, чем в родной семье. 

Данные о насилии в семье сильно преувеличены. Интернет пестрит всевозможными ссылками, все сообщения о подобных инцидентах тщательно раздуваются, но на самом деле эта проблема не носит в России глобального характера. Поэтому вряд ли можно ожидать, что что-то изменится в лучшую сторону вследствие принятия такого закона. А вот в печальную измениться может.

 

 

По материалам сайта  правмир.ру

 

Новости Епархии